Влияние дохода на доверие: данные кризиса в России

15 марта, 2020

Максим Ананьев (UCLA), Сергей Гурьев (Sciences Po)

Влияние дохода на доверие: данные кризиса 2009 года в России

Уровень социального доверия падает во время кризисов. В 2009 году россияне заметили заметное снижение своих доходов, в основном в регионах, производящих средства производства, а также в регионах, зависящих от нефти и газа. Это повлияло на общее социальное доверие (доля респондентов, заявивших, что большинству людей можно доверять; средний уровень доверия в России составляет 25%). С тех пор социальное доверие в России не восстановилось до докризисного уровня. Более значительное снижение социального доверия наблюдалось в тех регионах, где наблюдалось более значительное снижение доходов. При прочих равных условиях снижение доходов на 10% приводит к снижению общественного доверия на 5 п.п. (по сравнению со средним показателем в 25%).

Мария Шклярук (Институт верховенства права при Европейском университете в Санкт-Петербурге).

Правовая статистика: системный конфликт между знанием преступлений и ведомственной отчетностью.

Как только правоохранительная система обрабатывает статистику преступности, она перестает быть источником знаний о преступности; вместо этого, их основная функция заключается в оценке эффективности работы правоохранительных органов, подразделений и должностных лиц. Таким образом, использование российской официальной статистики преступности для отслеживания преступной деятельности и информирования о криминологических исследованиях, прогнозировании и разработке политики не имеет большого смысла, поскольку точность данных снижается после того, как правоохранительные органы обрабатывают статистику, чтобы привести их в соответствие с требованиями отчетности.

Российская криминальная статистика не только ненадежна; Кроме того, правоохранительные органы часто скрывают информацию, даже если обнародование ее информации не принесет вреда, согласно исследованию Марии Шклярук, Марины Амара (Transparency International Russia) и Ивана Бегтина (Комитет гражданских инициатив) Криминальной статистики и прозрачности полиции.

Вместо публикации статистических данных о преступности российские правоохранительные органы симулируют открытость, предоставляя фрагментированные публичные новости, призванные нарисовать позитивную картину правоохранительной системы, при этом скрывая любые данные, которые позволили бы провести беспристрастную оценку деятельности полиции.

Кирилл Калинин (Мичиганский университет в Анн-Арборе).

Что-то не так с электоральным рейтингом Путина? Исследование президентских выборов 2012 года.

С зимы 2011-2012 годов российские выборы, политические потрясения и преобразования оказались благодатной почвой для исследований. Калинин пытается продемонстрировать, что электоральные рейтинги российского президента могли быть завышены в последние годы. Источником этой инфляции, возможно, был уклон социальной желательности респондентов. Чем больше респондентов дают «правильный», а не правдивый ответ, тем менее надежным является рейтинг, основанный на этих ответах.

Проблема, согласно другой статье Калинина, состоит в том, что для респондента, чьи взгляды отличаются от мнений большинства, нет смысла правдиво отвечать на вопросы, но стоимость может быть высокой, если, например, их начальник на работе узнает о несогласии.

При авторитарных режимах не только опросы, но и предвыборные прогнозы социологов оказываются предвзятыми, согласно статье Калинина «Объединение понятий фальсификации выборов и фальсификации предпочтений: пример России». Проблема заключается в том, что ошибки в опросах из-за предвзятости в отношении социальной желательности, также называемой фальсификацией предпочтений, способствуют фальсификации выборов, когда власти подтасовывают результаты выборов в соответствии с опросами общественного мнения и убеждают общественность в том, что подсчет голосов был честным. Дмитрий Воробьев из Уральского федерального университета исследует причины, по которым избиратели посещают избирательные участки, хотя исход выборов предопределен в его статье « Участие в фальсифицированных выборах».