Комментарии

5 апреля, 2020

Хартмут Леманн (Университет Болоньи, IZA), Анзелика Зайцева (Университет Модены и Реджо-Эмилии, IZA). Неформальная занятость в России: определения, частота, детерминанты и сегментация рынка труда.

В этом отчете ОЭСР содержится подробное описание различных подходов к измерению неформальной занятости. Мужчины относительно молодого возраста, неквалифицированные и занятые в строительстве и торговле, имеют больше шансов получить неофициальную работу. Разрыв в заработной плате между неформальным и формальным секторами в этих отраслях наблюдается только в верхнем и нижнем квинтилях неформально занятых. Первые, как правило, зарабатывают ниже среднего, в то время как предприниматели и самозанятые зарабатывают выше средней заработной платы.

Согласно докладу Андрея Покиды (РАНХиГС) «Сфера охвата и влияние« серой экономики »во всех сферах экономической деятельности в России», 40% респондентов, по крайней мере, частично, имея побочную работу или случайные заработки, вовлечены в неформальную занятость, а 52%» рады сделать неофициальные платежи за услуги.

Евсей Гурвич (ЭЭГ), Алексей Кудрин (CIC). Новая модель роста российской экономики.

Россия использовала свои непредвиденные доходы от нефти и газа в размере 2,1 триллиона долларов США, полученные в период с 2000 по 2013 годы, чтобы как можно дальше отойти от принципов свободного рынка. В результате корреляция между ценой на нефть и ростом ВВП России достигла 0,93, что означает, что экономический рост страны полностью зависит от импорта.

Основная проблема заключается в том, что рыночная среда является слабой и в которой доминируют публичные и квазигосударственные компании, что нарушает систему стимулирования бизнеса, поскольку государственные компании сосредоточены на расходовании государственных средств, а не на максимизации прибыли, поэтому они не пытаются сокращать расходы. Искаженная конкурентная среда не в состоянии вознаградить лучшие компании и вытеснить с рынка худших. Барьеры входа и выхода на рынок очень высоки. Высокие риски вынуждают компании отдавать предпочтение краткосрочным доходам по сравнению с более высокими долгосрочными прибылями, в то время как горизонты бизнес-планирования чрезвычайно узки, поскольку правила игры постоянно меняются.

Сергей Синельников-Мурылев (РФТА) Сергей Дробышевский, Мария Казакова (оба из Гайдара IEP, РАНХиГС). Разложение роста ВВП России в 1999-2014 гг.

Авторы деконструируют темпы роста ВВП России по структурным, внешнеторговым и ситуативным компонентам. В то время как структурный рост снижался в течение почти десятилетия, внешнеторговый компонент до недавнего времени демонстрировал положительный рост, хотя его влияние снижалось, а ситуационный компонент не демонстрировал положительного роста с 2008 года.

Основываясь на динамике этих компонентов, авторы выделяют несколько этапов экономического роста России в период с 1999 по 2014 гг.: рост восстановления (1999-2000 гг.); рост, поддерживаемый инвестициями и капитальной нагрузкой (2001-2003 гг.), а затем рост, поддерживаемый благоприятными условиями внешней торговли (2004-2008 гг.), перегревом экономики и экономическим кризисом (2008-2009 гг.), за которым следует новая, более низкая фаза делового цикла (после 2010 года). Высокие цены на нефть помогли смягчить последствия кризиса 2008-2009 гг., А затем на несколько лет защитили российскую экономику от рецессии.